Johnny Storm
хорошо иметь электронный дневник. пишешь только когда действительно прижмет. бумажный эквивалент совсем не то, когда путаешь тетради, вырываешь листы и плюешься на почерк. что-то я совсем раскисла. осталась одна, совсем одна, вот совсем. перечитываю старые записи и не могу вспомнить, кого считала "единственным другом", наверное, Ю. сейчас нет никого, только самоедство, лень, лето, сессия и стаки.
сегодня шла домой и захлебывала слезами невысказанного одиночества, слушая ту самую песню из клиники, когда Джей Ди в эмоциях наорал на всех, мол, у вас кто-то есть, а мне и поговорить не с кем и никому я не нужен. вот настолько подошло, что хотелось под машину прыгнуть
у меня какое-то гипертрофированное чувство ответственности вкупе с ошеломительной ленью. отдали курсовую на доработку, будет четыре, но сама мысль, что это три, убила
и нас такие двое всего, насколько я поняла
надо хоть начать готовиться к экзаменам
у меня на самом деле не осталось никого. если составить список тех, с кем я вообще разговариваю, то там будут староста (мы не подружимся никогда энивей), Кирилл, который вызывает странные чувства - бешенство, раздражение и еще что-то, Вова, который вызывает те же чувства либо просто недоумение, семья, где никому ничего не скажешь
всю жизнь ждут от меня чего-то. кто вам сказал, что я вообще что-то могу?
я обычная, совершенно никакая. но у людей есть другие люди, а у меня? я хочу доверять кому-то и чтобы мне доверяли, взаимности, волнения, веселья
в том году было здорово, хотя и немного незаконно и аморально, но была Ю. были и другие, не такие близкие, но чувство дружбы было
сейчас не осталось ничего
я пытаюсь взяться за ум, но его нет, наверное. может, я не туда поступила? может, мой удел - это средние знания в нескольких никому не нужных областях?
я абсолютно никакая. серая мышь с претензией на то, чтобы быть интересной
если это такая взрослая жизнь, то, мама, роди меня обратно, потому что я просто не смогу так, не смогу
все, что я могу - это зачитываться произведениями слешерской направленности, если бы за это платили, была бы Рокфеллером, но, блять
когда совсем все плохо, думаю, что Стэн и Эванс на самом деле обычные люди, заебавшиеся от всех мифов вокруг себя и от обязанностей эти мифы поддерживать, что Стэн вовсе не загадочный румынский парень, всю молодость торчащий в клубах, влюбляясь и горя, играя малоизвестные роли, что Эванс вовсе не хуй пойми кто, если честно, американский идол? но стараюсь сразу прогнать эти мысли, потому что нельзя так думать о том, что у тебя осталось и что дает тебе какие-то эмоции и подобие счастья
попугая, кстати, не разрешают покупать. предлагали паука, но я не готова тратить хуилиард на него, итак в сдержанках
в общем, пока нет света в тоннеле, держаться не за что, звуки приглушенные, как в толще воды. мутной такой зеленой тошнотворно-теплой воды. когда выплыву?
я надеюсь, что сдам все это и определю хотя бы направление. что все изменится, что я кому-то буду нужна, что я что-то из себя представляю
и еще уверена, что завтра утром все будет прекрасно. из последних сил допишу долг, сдам, приду в радости и солнечной пыли и засяду с едой за фикло
ну ничего не учит меня
самые противные и темные мысли приходят перед сном